История одной съёмки на Занзибаре

Ночью в гостинице должен быть охранник. У нас был воин из племени масаев. Нужно сказать, что масаев даже местные опасаются. Не тех ряженых, которые скачут на пляже, а настоящих солдат с материка. Это был серьёзный мужчина, крепкий, неопределённого возраста. Воин в полночь закрывал ворота на замок, а утром их открывал. Нормальные туристы могли его и не замечать, но тут нашелся один, кому в час ночи пришла идея сфотографировать рыбацкие лодки на фоне звездного неба.

Охранник сидел за столом и спал.
Я покашлял: — Хеллоу…
Он не шевельнулся. Тогда я решил похлопать его по плечу, однако заметил саблю. Воин спал, но в руке у него был настоящий африканский ятаган, похожий на огромной кухонный нож. Местами рваный как края консервной банки, но очень острый. Я стоял и рассматривал эту саблю, а в голове крутилась мысль: — «Ну, разбудишь ты его сейчас. А где гарантия что он спросонья не порубит тебя этим ятаганом?»
Я еще раз посмотрел на охранника и мы встретились взглядом!
Чёрт, пока я изучал клинок, он молча наблюдал за мной!

— Ухожу, но приду через три часа, — медленно произнес я, показывая на ворота.
— Один доллар: раз, второй: два, третий: три. Через три часа открой замок, понял?
Воин кивнул и взял деньги.

Я вышел из гостиницы и осмотрелся по сторонам. Если бы не фонарик, то наверно пришлось бы идти на ощупь. Говорят тут есть места, в которые даже днем соваться опасно.
Смотрю, две фигуры изменили траекторию и направляются ко мне.
Тот, что повыше стал впереди, другой зашел за спину.
— Откуда будешь? — сивушный запах алкоголя ударил мне в лицо.
— Из России.
— Не знаешь, магазин на пляже еще открыт?
— Не знаю.
Мы стояли и молчали. Пауза явно затягивалась. Ночь. Африка. Что у двух бухих негров на уме я не знаю, поэтому пока они о чем-то думали, я пошел вперед не оглядываясь.

Рыбацкие лодки стояли на мели, а небо было усыпано звездами. Я шел по щиколотку в воде и иногда подсвечивал путь фонариком.
— Змея! Чуть не наступил на неё! Нужно смотреть под ноги!

Остров Занзибар. Рыбацкие лодки. 2018. Фото: В. Петров.

Подошел к одной лодке. Походил вокруг, поставил штатив. Смотрю, лодка зашевелилась, а из под брезентовой накидки показалась голова! Пока эта голова пыталась понять кто её разбудил, я уже умотал на берег.

Остров Занзибар. Рыбацкие лодки. 2018. Фото: В. Петров.

Что снял, то снял. Идти обратно к лодкам не очень-то и хотелось, поэтому я пошел к маяку. Поставил штатив, сделал несколько снимков.

Смотрю из темноты ко мне направляется человек. За ним другой в камуфляже. У второго в руках автомат Калашникова.
 
— Кто вы такой и что тут делаете?
— Делаю фото.
— Боюсь что у вас проблемы. Здесь фотосъёмка запрещена.

И в этот момент я вспомнил слова гида о том, что около маяка находится то ли военная часть, то ли какой-то объект, который лучше не фотографировать. И вот, караул задержал шпиона с фотоаппаратом, который шарил лучем фонарика по режимной территории.

— Сэр, понимаете… — я острожно отвел дуло калаша в сторону.
— Понимаю. Поэтому мы хотим пойти вам навстречу.
— Слава богу — я достал 3 купюры по одному доллару. — Вот. Больше у меня нет…

Светает через пару часов. Я подёргал закрытые ворота гостиницы, еще немного постоял, надеясь что воин проснется, а потом пошел на пляж и подремал до рассвета.